Вход в систему

Инаугурационная песнь в прозе

Владимиру Путлеру не спалось... завтра он должен будет провозгласить себя избранным лидером нации еще на 6 лет.
Но чувствовал он себя несколько иначе... иначе, чем чувствует себя избранный лидер, за которого готовы умереть под Москвой 146% россиян.
Путлер нервно высыпал из банки еще горсть дорогущего успокоительного (бюджет стерпит), плотнее закутался в норковый плед и откинулся на холодную золотую спинку стула. Нужно спать, иначе даже ведро ботокса не придаст ему царственного вида.

Но сон не приходил. Тут он заметил шевеление в углу, возле высоких дверей его покоев. Показалось? Нет... что-то двигалось там. Путлер привстал на кресле. Сначала ему показалось, что это клубится дым. Но, приглядевшись, он понял, что это белые ленты. Как змеи, они роем летели к нему по воздуху. "Перебрал... такое уже мерещится..." - подумал Путлер, и стал тереть глаза. Но шелест лент приближался. Они грозно шумели вокруг него, словно крылья птичьей стаи. Путлер не решался открыть глаза и рухнул на колени. Шелест исчез. "Фух... пронесло..." - подумал он, открывая глаза. В темноте комнаты его взгляд уткнулся в начищенные ботинки. Рывком Путлер поднялся, чтобы разнос тому идиоту, у которого хватило наглости прокрадываться главнокомандующему в личную опочивальню в четвертом часу ночи. Его взгляд побежал вверх, по странному наряду... с рваными дырами... и выхватил из сумрака знакомое лицо.
 - Муаммар!? - чуть не закричал Путлер. - Ты откуда взялся!? Ты же... труп! Наверное, у меня еще глюки...
Тогда призрак отвесил ему щедрую оплеуху. Путлер оторопело уставился на него, потирая щеку.
 - Да, и мой труп тоже где-то сейчас есть, - замогильным тоном протянул призрак на чистейшем русском. - я моя душа здесь, отпущена ненадолго. И, поверь мне, ты не хочешь знать, откуда.
Путлер начал что-то мямлить. Дух склонил окровавленную голову набок, разбирая бормотание пока еще премьера.
 - Зачем я тут!? А затем, чтобы передать тебе перед коронацией привет. И предупреждение. Пока не поднимется Солнце, у тебя тут еще будут гости, кроме меня. Вполне официальные. Готовься...
Последние слова потонули в тишине. Дух угрожающе ткнул пальцем в сторону Путлера, и исчез, оставив после себя приторную вонь серы.
Путлер долго стоял и  хлопал глазами. Минуты шли. Наконец, выйдя из оцепенения, Путлер оглядел комнату, провел рукой по лбу, стирая холодный пот... и увидел перед собой фигуру в белом саване.
 - Муаммар? - неуверенно спросил Путлер, холодея.
Дух сделал шаг вперед, а саван соскользнул на пол.
Перед Владимиром Путлером стоял мало кому известный, еще вполне молодой начальник КГБ, в прошлом питерский чиновник. Он смотрел Путлеру в глаза невинно и с издевкой.
 - Постой, постой - Путлер вспомнил все: и малиновый пиджак, и Собчака, и природные ресурсы, и... - но ты ведь...
Призрак резко оборвал его.
 - Я исполняющий обязанности духа прошлой инаугурации. Так что не распускай сопли, а то замочу в сортире.
Путлер не верил своим ушам.
Не дожидаясь ответа, дух схватил его за запястье и они оба вылетели в ночное небо через форточку.
 - Куда ты меня несешь!? - в ужасе вопил Путлер, сгибая изо всех сил пальцы ног, чтобы с них не слетели его любимые тапки. Они ведь стоят дороже, чем годовая зарплата шахтера - и на налоги с шахтерских зарплат и куплены.
 - Мне поручено тебе кое-что разъяснить. Не рыпайся - до утра успеем.
Они пронеслись сквозь облако, и тут Путлера ослепил яркий солнечный свет. Был осенний день, они летели над Москвой... Москва выглядела непривычно. Так, будто они перенеслись на целую дюжину лет назад. Москвичи прогуливались по улицам, на ветру покачивали желтеющими кронами деревья.
Призрак опустил его на ноги перед обычным московским домом.
 - Ну и зачем мы здесь? - спросил нетерпеливо Путлер, когда пошла пятнадцатая минута ничегонеделания.
 - Мы смотрим.
 - На что?
 - О, тебе ли с твоим стажем чекиста не знать, на что смотреть?
Мимо с визгом и веселым смехом пробежали дети. За ними прошла пара девушек с колясками. Выглядело так, будто Путлера и призрака никто не видит.
Маленький мальчик показал пальчиком на большое дерево и спросил:
 - Мама, а это елка?
 - Нет, глупыш, это другое дерево.
 - Какое большое! Мам, а давай его вместо елки на Новый Год нарядим!
 - Ну как же ты дотянешься до веток? Смотри, как они высоко.
 - Вызовем пожарных! Пусть на пожарной машине поднимут! Или папу попросим, папа у нас высокий...
Девушка засмеялась. Что она ответила, слышно уже не было - вместе молодая мама с сынишкой уходили прочь по улице.
Путлер начал терять терпение.
 - Ну и? Что, мне специально этому сопляку вызвать пожарных? Может, сразу наряд ОМОН-а!?
 - Не придется. Они не будут отмечать Новый год.
 - Почему?
 - Не доживут. Посмотри вон на ту компанию возле подвала дома.
 - И что? Ну, затаскивают мешки. Только зачем держать в подвале сахар?
 - Гексоген.
Прежде, чем Путлер подобрал слова, которыми хотел обложить матом духа прошедшей инаугурации, сквозь него пролетел молодой парень. Так, будто Путлер и сам был привидением.
Юноша подкрался к девушке, ждавшей кого-то на улице, и ткнул ее пальцами в бока. От неожиданности он вскрикнула и несильно стукнула его сумочкой, обиженно сказав: "Дурак!" Затем оба громко расхохотались и пошли прочь, держась за руки.
 - Они живут в других домах, если ты об этом. - Бросил дух, видя, что Путлер открывает рот, чтобы что-то спросить. - Хочешь узнать, что будет с ними?
 - Как будто тебе интересно, хочу ли.
 - Как скажешь. После взрыва этого дома и еще нескольких ты будешь ... я буду вещать про чеченский след. Буду летать на самолете, светиться на ТВ. Потом надо будет обязательно устроить войну - и вот этот парень с нее уже не вернется. Под Грозным его пошлют на амбразуры в толпе необстрелянных шкедов. Родителям тело не выдадут - нечего будет.
А девушку собьет много лет спустя один твой знакомый, когда будет нестись по встречке с мигалкой, опаздывая на газпромовский кооператив. ГИБДД признает ее виновницей ДТП.
 - Ну и? Чего ты мне тут втираешь, - стал возмущаться Путлер.
Дух хмыкнул, пожал плечам, и тут вдруг дневной свет исчез, и Путлер снова обнаружил себя посреди темной спальни.
Стояла тишина.
Придя в себя, Путлер ощупал собственные бока - он определенно был из плоти и крови. Тогда он решил перечитать противопоказания на банке с успокоительным, и уже обернулся, чтобы взять ее с винтажного столика, но тут увидел посреди спальни фигуру в саване.
 - Опять ты!? - гаркнул Путлер. - Пошел вон!
 - Эх, вот, как ты теперь друзей встречаешь, да? - Призрак шагнул навстречу, и саван растаял в воздухе. Показалась знакомая лысина и усы. - И я тут, вообще-то, впервые. Из Минска лететь далеко, особливо по такой холодине.
 - Батька, ты здесь какими судьбами? - опешил Путлер.
 - Тамбовский волк тебе батька. Я - дух нынешней инаугурации. Пойдем, прогуляемся - погодка удалась. Да небоись, целы будут твои тапки. И ночную сорочку сымать не спеши - мы так, чутка полетаем.
Дух взял Путлер за ногу, и они снова покинули спальню через форточку. Ругнувшись в усы, призрак отпустил премьерскую лодыжку, и ухватил его за бока, летя над ночной Москвой почти что на бреющем полете.
 - Раскинь руки! - Захохотал дух в усы.
 - Нафига?
 - Шоб было, как в Тытанике!
Путлер только буркнул в ответ. Он смотрел на город. Всюду стояла бронетехника, бойцы ОМОНа переминались с ноги на ногу и лениво травили похабные анекдоты. Дух показал Путлеру заполненные до отказа кафельные камеры с задержанными.
Затем они набрали скорость и понеслись прочь из Москвы. Под ними пролетал город, словно очагами плесени, покрытый стройплощадками и кранами.
 - Это что за дыра? - Осведомился Путлер.
 - Это Химки. Но нам направо.
Призрак сделал крен, и они, пролетев над стройплощадками и темной полосой канала, понеслись над кронами вековых дубов.
 - Постой, батька! Это ж... а чего так мало сделано? Ну, Левитин, ну, Кельбах, я вам гайки-то позакручу!
Они летели над разоренным лесом и уродливой просекой, прорубленной в нем. Вдруг слева показался огонек. Прямо на просеке, с края, стоял одинокий вагончик-бытовка. Возле него расположился палаточный лагерь. В окне вагончика горел свет.
 - Как? - Возмутился Путлер. - И эти еще тут? Ну ладно, я им еще устрою. Они у меня еще будут есть землю из цветочного горшка.
- Погоди, не хорохорься. Скоро у тебя в Москве на площадях будут спать на ковриках. А то и вовсе палатки поставят. 146% гарантии.
Дух захохотал и разжал пальцы. Путлер с визгом полетел на верхушки деревьев, и закрыл глаза руками от ужаса.
Он он уже никуда не летел. Он стоял посреди спальни, все так же в тапках и халате.
Путлер открыл глаза. Перед ним снова стояла фигура, но саван на этот раз был угольно черным, а в руке пришелец сжимал косу.
 - Ну-ну... это что-то новенькое! А ты кто? Саддам, не иначе?
 - Иначе. Я дух грядущей инаугурации.
 - Ну, показывай лицо.
 - Ты не хочешь его видеть.
 - Ну ладно, - Путлер осекся от ледяного тона, а потом протянул руку. - Ну, полетели?
 - Куда?
 - Тебе видней.
 - Это правда, видней. А сейчас и тебе станет видно.
Дух извлек из черных, как вороново крыло, складок большой хрустальный шар и поднес его к носу Путлера.
 - Смотри.
И Путлер стал таращиться в туманные глубины.
Его глаза расширились от ужаса.
 - Что это!? - Закричал он.
 - Не что, а кто. Это ты.
 - Я вижу! А они!?
 - А они, якобы, голосовали за тебя. И не за тебя тоже.
 - Что они делают!?
 - А что тут непонятного?
 - О нет... зачем им эти стальные прутья? А это там бензопилы!?
У Путлера затряслись колени.
 - Это же незаконно! - Промямлил он.
 - Ты сам приучил их, что законы ничего не значат. Будешь жаловаться на них в ЕСПЧ? Ах, извини - жаловаться уже некому. Дух разжал пальцы и шар исчез.
 - Думай... делай выводы...
Путлер проснулся в холодном поту. Он сидел в золоченом кресле, за окном светлело.